Россия новая, беспартийная

Прослойка лишних

Конечно, в политике и экономике бывают случаи, когда необходимо идти на непопулярные меры: ограничивать рынок, поднимать тарифы, ужесточать ответственность. Но у таких решений должны быть убедительные объективные доводы, оценочным критерием которых является общая польза экономики, народа, государства. Для того чтобы разъяснять и согласовывать подобные решения с профессиональными и общинными Советами, Союзами, независимыми научно-экспертными институтами, необходим центральный орган – Национальный Совет, который займётся этими вопросами. Кроме того, Национальный Совет в сотрудничестве с Законодательным собранием должен согласовывать и выдвигать кандидатуры министров, не имеющих прямой причастности к экономическим отраслям – это силовые министерства, министерство финансов (призванный блюсти интересы всех), министерства: юстиции, здравоохранения, образования, социальной защиты и т.д.

Открытым остаётся вопрос: каким образом и по какому принципу избирать состав Национального Совета, Законодательного собрания, Федерального собрания? Тут всё относительно просто: в Национальный Совет профсоюзные организации делегируют своих лучших представителей, умеющих соблюдать баланс интересов и имеющих государственное мышление. А вот в Законодательное и Федеральное собрание профсоюзы и территориальные общины выдвигают кандидатуры от регионов и ставят их на всенародное голосование. Самое главное условие при этом – отсутствие неприкосновенности, отсутствие пожизненных льгот, запрет на приватизацию госжилья и возможность отзыва до истечения предписанных сроков исполнения обязанностей. Проще говоря — удостоился быть избранным — вот тебе хорошая зарплата, служебная квартира, дача, машина, но, если нашкодил не по-детски, не оправдал доверия, будь любезен вернуться на родной завод, ферму или фабрику под «дружественные» приветствия трудового коллектива.

Неприкосновенность, пожизненные льготы, выдвижение от партий, сильно деморализовали нынешних депутатов, оторвав их от народа и реальных нужд экономики, выделив в отдельную элитарную группу, обслуживающую исключительно собственные интересы. Как справедливо заметил публицист Александр Елисеев современные российские политики, становящиеся со временем парламентариями или чиновниками, обладают всеми признаками буржуазии в одном из её самых отвратительных форм проявления, существующей исключительно за счёт эксплуатации чужого труда. Дело дошло до смешного: власть уже не знает, каким образом ей пополнять свой кадровый резерв. И предложила выращивать молодую поросль политиков-управленцев в спецпитомниках, всё также бесконечно далёких от реального производства и трудовых коллективов, обученную лишь правилам кланового подчинения. Таким образом, мы достигли пика абсурда, за которым наступает крах государства и социальных прав.

Изложенная мною выше модель формирования кабинета министров, довольно условная и требует детальной проработки, позволяющей минимизировать возможные изъяны, злоупотребления, нарушение баланса сил одних в ущерб других. В частности, она требует защиты интересов территориальных и иных общин, не являющихся отраслевыми, а потому имеющих меньшие финансовые возможности для самоорганизации и отстаивания своих интересов. Необходимо также предусмотреть защиту прав трудового класса, т.к. нетрудно догадаться, что интерес абсолютно всех отраслевых союзов сводится к тому, чтобы уменьшить заработную плату, социальные выплаты и увеличить рабочий день. В связи с чем, важно учесть возможность государственного финансирования общин, не связанных с экономической деятельностью и предоставления им особого правового статуса, а министерство труда сделать неподконтрольным для структур, имеющих прямой интерес в эксплуатации трудовых коллективов. Можно также создать эффективную многоуровневую систему голосования, способную учесть голос каждого представителя той или иной отрасли от уборщицы до менеджера. В общем, нужна серьёзная научно-практическая работа по детальной структуризации предложенной модели управления государством, чутко отображающую интересы всех и каждого. Такую работу можно осуществить только усилиями собора, в котором примут участие все социальные и профессиональные слои нашего общества.

Кому-то может показаться, что общинно-союзная, а по сути национальная корпоративная или, лучше сказать, артельная система управления государством, слишком сложна и громоздка. Действительно: учесть, согласовать, уравновесить многочисленные интересы огромного количества общин и отраслевых Советов – дело не лёгкое, требующее напряжения ума, воли, знаний. Но это и есть та объективная политика, та объективная экономика, которой мы лишились. У нас ведь сегодня в центральных СМИ и с политических трибун почти никто не говорит о судьбе сельского хозяйства, лесного хозяйства, лёгкой промышленности, машиностроительной отрасли. Попробуй, дорогой читатель, напрячь память и припомнить, когда ты последний раз хоть что-то об этом слышал, а ведь без этого страна во всей своей полноте и многообразии существовать не может.

Мы на текущий момент имеем экономику «сырьевой трубы» в чистом виде, а при ней политику дележа и распила бюджета. Государством правит горстка чиновничьих кланов и олигархов, создавших суперпримитивную социальную среду, в которой есть некая однородная масса, называемая народом, и есть элита. Вся политика сведена к тому, чтобы, взвесив процентный потенциал населения, отделить ему от сырьевого пирога прожиточный минимум и как-то прикрыть передел оставшейся части. О том, что общество должно состоять из сословий, объединяющихся по профессиональным интересам, т.е. из учителей, предпринимателей, инженеров, рабочих, крестьян, промышленников, имеющих право на труд и самореализацию, уже мало кто понимает, настолько нам прополоскали мозги.

Кстати, раз уж встал вопрос о громоздкости народного самоуправления, то следует быть до конца справедливыми, т.к. в действительности ничего проще и экономичнее прямого взаимодействия общин, отраслевых Союзов, артелей с чиновничьим аппаратом ещё не придумано. Как говорилось ранее, необходимости избирать высокопоставленных представителей власти всей отраслевой оравой нет. Вполне достаточно, чтобы министра сельского хозяйства выдвинули фермеры и сельские жители, а министра транспорта – транспортники. Для снятия же вполне достаточно законодательно закреплённого решения большинства: к примеру, заявлений от трёх отраслей, обоснованно свидетельствующих о подрывной деятельности, к примеру, министра энергетики или экономики.

Что же касаемо преимущества народоуправления над партийными моделями, то судите сами. Во-первых: специалисту-профессионалу, слава Богу, нет необходимости быть политиком и совмещать в себе искусство оратора, агитатора, артиста, психолога, дипломата, мастера компромисса. Благодаря этому его мнение может быть предметно-объективным, выраженным по существу проблемы, а не абстрактно-теоретическим. Это как раз то, чего не хватает нашей политике и экономике, это одно из важнейших преимуществ. Во-вторых: специалисту-профессионалу не нужен стилист, поддержка пиар-агентств, реклама в СМИ, штат охранников, помощников, аналитиков, консультантов. Таким образом, мы получаем колоссальную экономию, плюс избавляемся от ненужной «мишуры», а точнее от иллюзий и обмана. В-третьих: у профсоюзных организаций может быть достаточно собственных финансовых средств, чтобы не прибегать к поиску спонсорской поддержки, как это делают партии в ущерб своей независимости; у них также нет необходимости привлекать со стороны аналитические фонды для разработки экономических программ, т.к. в штате достаточно собственных специалистов и предложений. В-четвёртых: в условиях отсутствия политической элиты, готовой отстаивать конкурентоспособность национальной экономики в глобальном мире, общины, артели, отраслевые Советы становятся единственным надёжным средством защиты от негативных проявлений глобализации (политикам и бюрократам проще отдать страну в управление западному инвестору). Как видим, плюсов, имеющих для России жизненно важное значение, не мало.

Я, отнюдь, не утверждаю, что модель народного самоуправления, реализуемая, в том числе, через общинные и профессионально-трудовые Советы, является идеалом совершенства. В нёй тоже могут быть свои сложности, перекосы и злоупотребления, но, во-первых, в наших силах всё это предусмотреть и создать нечто стабильное. Во-вторых, народное самоуправление даёт нам главное: единственную реальную возможность соскочить с сырьевой иглы, до основания переформатировать экономическую политику последних лихих лет, защититься от уничтожающей поступи глобализации, минимизировать коррупцию путём ликвидации бюрократии. Дело в том, что прямое подчинение чиновника общинам и Союзам, лишает его бюрократического потенциала, превращая в оператора, исполняющего народную волю.

Россия — огромная сырьевая держава, а потому у политической элиты всегда будет соблазн жить исключительно за счёт торговли нефтью, газом, ураном и лесом. Кстати, это не только личное желание политика или чиновника, но и требование мирового сообщества, сопровождающееся мощнейшим давлением, в том числе подкупом и шантажом. Когда есть возможность без усилий немалый капитал приобрести и проблемы избежать, какой будет делаться выбор, в общем-то, понятно. Между тем, у сырьевой экономики есть один очевидный недостаток – она не нуждается в коренном населении (т.е. в нас с вами), чем его меньше, тем больше денег в казне и на личных счетах. При таком положении дел наш выбор невелик: либо лишить полномочий прослойку лишних – бюрократию и политиков (стремящихся стать бюрократами) либо самим стать этой лишней прослойкой. Так что нам есть о чем задуматься.

Один комментарий к “Прослойка лишних”

  1. Олег Борисенко
    Июнь 12th, 2011 at 15:25

    «Но ничего страшного в том, что избыточное количество трутней покинут насиженные улья нет.»

    http://www.proza.ru/2010/03/18/751



Оставьте свой комментарий



Прежде чем оставить комментарий, Вы должны авторизироваться.